Рус
Eng

Городские страшилки

            Ранним солнечным утром,  в белоснежной рубашке и  хромовых сапогах,  шел, улыбаясь, по городу человек. В одной руке он нес молодое деревце, а в другой лопату. Шел 1890 год. А улыбающийся человек, был полицмейстером  города, имя которого  будут помнить,  и  по сей день - Евгений Иванович Трояновский. Есть люди, для которых масштаб работы – смысл жизни. И не важно, что это: гигантская стройка, перепланировка, управление огромным организмом, наполненным людьми и машинами. Эти люди умеют видеть, мыслить и работать масштабно, это совокупность гениальности, ответственности и мечты. Трояновский был одним из таких. За годы своего служения он придал Калуге столичный шарм, наведя порядок не только в правоохранительной сфере, но и в планировке города. На свои собственные сбережения и жалование он высадил сотни деревьев, разбил скверы, обновил парк. В советское время эстафету городского озеленения и здорового образа жизни подхватили ЦК партии и правительства, возводя в ранг государственной важности «зеленое строительство». «Зеленые насаждения занимают важное место в разрешении проблемы благоустройства городов, эти «легкие города» очищают воздух от пыли, газов и дыма, дезинфицируют его, понижают шум на 5-10 децибелл, выравнивают и смягчают микроклимат данной местности. Они являются местом здорового отдыха и спорта, оказывают положительное влияние на психику человека, имеют огромное гигиеническое значение возле детских учреждений, источников водоснабжения и т.д. Способствуют архитектурному и декоративному украшению зданий. Художественное выполненные клумбы и цветники имеют политическое и культурно-просветительское значение». За  годы советской власти были приняты сотни директив и постановлений по развитию «зеленого строительства». К примеру, в 1932 году коммунальными органами РСФСР в озеленение было вложено 10,3 млн. рублей, а в 1935 году эта цифра почти удвоилась. Это были очень большие деньги для тех лет. В последующие годы эта цифра не раз увеличивалась, вплоть до начала войны 1941 года. Но и в послевоенные голодные годы, ценой любви к своей стране, руками энтузиастов были спасены сотни гектар зелени.  Полуголодные, полуодетые, они высаживали, лечили, восстанавливали заповедники, парки, скверы…чтобы жили и шумели ветвями дубы и сосны, чтобы Родина была самой красивой, чтобы все осталось для детей и внуков. Благодаря их стараниям, в послевоенные 50-тые годы, Калуга была одним из самых красивых, тенистых городов в средней полосе России.

60-80-е годы принесли расцвет в озеленении городов, новые технологии, новые селекции, смелые решения в архитектуре. "Я видел много парков в городах, но я не видел город в парке", - писал восхищенный Шарль Де Голль в 1966 году после посещения Киева. По статистике уже в 1979 году в Киеве было 66 парков, 134 сквера и 32 бульвара. На каждого жителя, учитывая лесопарковую зону, приходилось 300 квадратных метров зелени, а по городу — 21. И при этом в 1979 году в Киеве проживали 2 миллиона 144 тысячи жителей! Питер и Москва в те  же годы насчитывают  2396 парков, скверов, садов и усадьб.

            С началом 90-х это количество неумолимо сокращается, начинается новая эпоха уничтожения  живой драгоценной среды во имя современной застройки. Вместо вчерашнего сквера – небоскреб, вместо аллеи – парковка, взамен рощи - супермаркет. Калуга не стала исключением. На фоне всего этого, как-то незаметно потерялось самое ценное наследие советского периода – ГОСТы и правила содержания  городских насаждений. Теперь никто ничего не должен и никто не за что не отвечает. Эта  «потеря» еще не раз аукнется нам  в виде экологических бедствий и катастроф.

           

            На сегодняшний день, живая драгоценная нить, оберегающая нас и связывающая с экосистемой, находится в руках различных МУП, в частности «Зеленостроя»  - осколка от советского  наследия «зеленого строительства».  Что же «строит» оно сегодня,  кому мы доверяем  хрупкое равновесие экобаланса  нашего дома, нашего города?  Итак, заглянем в интернет: МУП г. Калуги «Зеленстрой» - адрес, телефон, руководство, сайта – нет, информации о деятельности – нет,  сфера деятельности…вот тут, мы узнаем,  самое интересное!

            Пожалуй, Калугу можно занести в книгу рекордов Гиннеса за употребление только одного сочетания терминов: озеленение и ритуальные услуги. В чем же связь? Обратимся к первоисточникам. Озеленение – это цветочно-декоративное оформление скверов, садов, парков. Ритуальные услуги - захоронение традиционным способом на открытом кладбище или кремация.

Как видим, иногда они даже сочетаются между собой, объединенные рядом общих признаков. И там цветы, и здесь цветы (не важно, что бумажные). Там закапывают и здесь закапывают (не важно, что - живое или мертвое).  Их стремление к единству проявляется в «гармонии» изготовить из живого - мертвое, проще говоря, из дерева - гроб. Только всего же непонятно: что же делает МУП? - озеленяет искусственными венками кладбище или хоронит городские насаждения? Если говорить о последнем, то 80% деревьев и кустарников в городе больны или заражены. Наша городская экосистема умирает.  За последние 20 лет не проводилось ни одной санитарной обработки, ни одной подкормки удобрениями. Но регулярно проводится  побелка декоративных деревьев в центре города, нанося ужасающие раны и ожоги коры. Варварски безграмотно обрезаются (кронируются) деревья, обрекая на гибель каждое десятое дерево. Отсутствует паспортизация всех зеленых насаждений в городе, что позволяет вседозволенно и незаконно вырубать любое количество деревьев. Печально, но в городе за последние 10 лет,  исчезли многочисленные виды птиц, остались лишь вороны, голуби, грачи и воробьи.  Городской дизайн озеленения тоже желает оставлять лучшего и что-то сильно смахивает на кладбищенский. То высокий погост под стенами храма с календарем, то оцинкованные 3-х метровые ящики-пирамиды возле мэрии, не говоря уже о малочисленных  грустных клумбах, высаженных по-старинке. однообразно. А чего стоит креативный дизайн из септических колодцев с туями на пешеходном  городском «Арбате» (ул. Театральной) (автор, к сожалению, не известен).

Я все время думаю, а мог бы Циолковский создать ракету, не будь он влюбленным в свое дело и в космос? Мог бы человек построить храм, не веря в бога? Может ли человек благоустраивать и озеленять город, если он не любит природу: деревья, птиц и цветы?  Может быть,  все же оставить мертвое – для мертвых, живое – для живых?

Но я точно знаю одно, что однажды, ярким, солнечным утром в моем городе вновь появится,  улыбающийся человек в белоснежной рубашке с молодым деревцем и лопатой в руке…

 

Ландшафтный дизайнер Дорофеева Людмила

2011 г.

Закрыть